Главные новости

баннер Другие люди.jpg
Статистика лиг
Название И О
1 ТГУ 4 12
2 Авиаторы МАИ 3 6
3 РГУФКСМиТ 3 6
4 МИЭТ 3 6
5 ГУУ 2 4
6 РЭУ 2 3
7 ФинУнивер 3 3
8 РАНХиГС 3 2
9 МГАФК 2 0
10 МГТУ им. Н.Э. Баумана 3 0
123

«После игры пригрозили ножом и потребовали баул с мячами». Интервью исполнительного директора СВА

Алексей Берестов — один из первых либеро в истории России. Его профессиональная карьера закончилась, когда сбежал из российской молодёжки без паспорта. Он мог работать в государственных органах, но выбрал студенческий спорт. И совсем недавно стал исполнительным директором Студенческой волейбольной ассоциации.

test Фото: Из личного архива Алексея Берестова

— Алексей, недавно вы стали исполнительным директором СВА, а на отчетно-выборной конференции ВФВ вас все знают. Почему?

— Волейбольный мир не такой уж большой в отличие от нашей страны. Я в первый раз там оказался в 22 года. Профессионально играл, руководил командой в первой лиге. Но с Гамовой общался впервые (улыбается).

— Екатерина стала послом СВА. Что она говорит про студенческий волейбол?

— Готова сотрудничать. Можно сказать, даже готова работать во благо студенческого волея.

— Вас представили Гамовой в качестве исполнительного директора СВА?

— Нет. Но, я думаю, она поняла. (Смеётся).

— Помогать СВА ее уговорил Жуков. Она сказала, что ему сложно отказать. А почему?

— Потому что волейбол в России такой благодаря Жукову. Он поднимал его в 90-е. Сложные годы в экономике и в понимании, что сейчас нужно. Авторитетный человек. Не дал умереть любимому виду спорта.

test Фото: Елизавета ЧЕРНЕЦКАЯ

— Есть мысли, как строить систему СВА?

— Так, чтобы игры были не 2 раза в год, а минимум 2 раза в месяц. Тогда тренеры задумаются: играть сыгранным коллективом любителей или привлекать профессионалов, которые не посетили ни одной тренировки.

— Когда сможете всё реализовать?

— Все само встанет на места! Нужно время, когда устаканится двухуровневая система: 2 дивизиона — профи и любители. Мы презентуем проект на весеннем всероссийском финале.

— Над чем работаете сейчас?

— Ищем компромисс, чтобы играло максимальное количество вузов. Ведь кто-то не захочет играть без профи. А кто-то не захочет — против профи. Надо понять, как хорошее сделать ещё лучше.

— В АСБ и СХЛ исключили профи. СВА не сделает так же?

— АСБ — объективно лучшая лига России. Но они шли к этому 10 лет. И отношение к профессионалам у них менялось всегда. Теперь и мы будем искать золотую середину.

— А про конкуренцию с профессиональным спортом что скажете?

— Динамика в нашу пользу. Сейчас профессиональных команд в два раза меньше, чем в 2008 году. Это связано с финансированием. Весь профессиональный спорт финансируется регионами — 90% всех денег. Редко — госкомпаниями. Но это те же деньги. Из 40 профессиональных команд 8 — это сборные университетов.

— Какой потенциал у студенческого волейбола? 

— Большой. По статистике в университетах волейболом занимаются больше всего.

— Почему? 

— В него играют везде: в зале, во дворе, на пляже. Он самый незатратный. Говорят, баскетбол — лучшая игра с мячом. Тогда волейбол — самая демократичная.

— А вы согласны с лучшей игрой? 

/пауза/ 

— Нет, это просто крутой слоган! (Смеётся). Его любят повторять Иванов, Крюков и Коновалов. 

— Матч Звёзд АСБ вызвал резонанс в Орле?

— Был «бум», шквал звонков. Высшее руководство спрашивало: «Когда следующий матч?» А после 31 января игра только 7 апреля. Обидно, что не смогли закрепить это. Тогда можно было бы делать выводы.

test Фото: Светлана ЧЕКАЛИНА

— Вы попробовали и баскетбол, и футбол, и атлетику. Но остановились на волейболе. Почему?

— Из волейбола я не смог уйти. Зацепило.

— Команда?

— В том числе. Мои лучшие друзья — команда детства. Сейчас мы в разных городах. В Орле остался только я. Причем первый уехал из Орла тоже я. 

— Как уезжали?

— У нас была классная команда в 8 классе. Не хватало только высокого центрального блокирующего. В параллели учился двухметровый боксёр, и я его затащил в волейбол. Через два года он уехал профессионально играть в Питер, а потом через 3 месяца — в Ярославль. И уже меня с собой позвал. Там собирался костяк молодежной сборной России до 18 лет. Под руководством Шляпникова.

test Фото:Из личного архива / Берестов первый слева в нижнем ряду, Шляпников второй справа в верхнем

— Кого из состава вспомните?

— В молодежке были Вербов, Хтей, Полтавский.

— Чем-то они запомнились вне площадки? 

— Я хорошо запомнил Вербова. У него все на грани фола: шутки, приколы. В нем огонек горел как на паркете, так и за его пределами.

— Читал, что Вербова выгнали из сборной, потому что он не разбудил Шляпникова на обед. Такое могло случиться?

— Конечно (смеется). Помню, как мы готовились к Всемирным юношеским играм в Ярославле. А Вербов не приехал вовремя на сбор. Потому что обгорел на пляже. Шляпников рвал и метал. С Вербовым в 98 году на играх вместе играли, а в 99 — на чемпионате Европы.

— Шляпников — сейчас тренер главной сборной России. Чем он тогда запомнился?

— Усами (смеется).

— А как тренер?

— У нас были сборы в Новый год. 1 января — тренировка. Сказал нам: «Только попробуйте выпить!». А на следующий день устроил проверку вестибулярки. Кувырки. От стены до стены. 

— Жесткий тренер?

— Да. Если замечал лимонад или мороженое — штраф. Хотя сейчас смотрю на это с позиции руководителя. Если бы таким жёстким не был — то и не тренировал бы сейчас. С молодёжью по-другому нельзя.

test Фото: РИА / Шляпников

— Слышал историю, что вы сбежали из Ярославля без паспорта. Почему?

— Нам тогда исполнялось по 18 лет, надо было подписывать контракт. На 5 лет — платили 100 долларов. Обучение не предлагали. Говорят: «Будете служить в армии и играть».

— А паспорт?

— После чемпионата Европы мой паспорт оказался в офисе. Серьезных переговоров не было, агентов тоже не было. Одного волейболиста уже успели перехватить: с автобуса сняли. Поэтому я решил по заграннику уехать. 

— Эту историю нам рассказал Валентин Жуков. То есть, он уже с тех пор вас помнит?

— Мы с Жуковым пересекались на юношеских играх. Это была его инициатива. Даже Олимпийскую деревню построили для этого мероприятия. Питание, вечером — мероприятия. Играли в Олимпийском. На нас народу собиралось битком. Привозили школьников — у нас брали автографы. Для федерации важное мероприятие, а Валентин Васильевич все курировал. 

— В первый раз Жукова когда увидели? 

— В полуфинале проиграли бразильцам (2:3), которые были старше нас на 2 года. Жуков зашёл в раздевалку и толкнул речь. «Парни, не падайте духом. Еще за третье место игра!».

— И как?

— Ну, мы все равно проиграли (смеётся).

— На какой позиции тогда играли?

— С 1 января 1999 года вступило правило о либеро. А у нас его не было. Шляпников выбрал меня. За 3-4 месяца я начал готовиться на эту позицию.

— Успешно?

— На турнире в Оренбурге мне дали приз как лучшему либеро. Красный телефон от В.В. Терешковой. Старый. Он стоит дома сейчас, а жена меня пилит. Выбросить не могу. Память все-таки.

— Сложно было переучиваться?

— Со мной Роганов работал. Сразу сказал, что будет тяжело. В волейболе ты можешь ошибиться, а потом забить: есть позитив и негатив. А либеро играет только в защите. Поэтому на этой позиции играют настоящие зажигалки. И Роганов мне говорил, что обязательно должен быть выплеск.

— По вам не скажешь. Вы сдержанный.

— Ну, на площадке все бывало (смеётся).

test Фото:из личного архива Алексея Берестова

— После Ярославля хотели продолжить карьеру?

— Была возможность заиграть в махачкалинском «Динамо». С этим городом у меня интересные отношения. В первый раз приехал с командой зимой. В гостинице спали в шапках и куртках. Город теплый — отопления не было. А мы приехали — и снег выпал.

— Тогда уже начался конфликт в Чечне?

— Это было между первой и второй чеченскими войнами. Тогда было небезопасно. Возвращались с игры с Сергеем Хорошевым. Остановились у ларька воды купить. Хорошев был дежурный и нес баул. Подошел дядя, приставил нож. Говорит: «Давай баул». Мы рассказали обо всем «Динамо» — через день мячи вернули.

— Да ладно?

— Ну, все-таки «Динамо»! (смеется)

— А второй раз?

— Тогда жили в другой высотной гостинице. Ночью просыпаемся от скрежета плит, а на столе трясутся стеклянные «Ессентуки». Темнота — ничего не понятно. Роганов всех поднял и кричит: «Становитесь в проходы». В городе началось землетрясение. Что сказать, интересное место.

— То есть, вы были не против туда еще раз съездить?

— Даже несмотря на все инциденты (улыбается).

— Вы даже сейчас учитесь в магистратуре в Орле. Играли за студенческую сборную?

— Да. В корфбол. Прикольный спорт. Состав: 4 парня — 4 девушки. Соревнования международного уровня. Мы всю Европу объездили на автобусе! Спали в залах на матрасах. Утром сворачивались и играли. На том же паркете. Много эмоций!

— Побеждали?

— Выигрывали студенческий Кубок мира и Суперкубок. Успел поиграть на чемпионате Европы. Потенциал большой в России, но сейчас он немого затух.

— Не жалеете, что не продолжили спортивную карьеру?

— Нет. Мне предлагали работать в «органах». Я бы мог профессионально играть в Ярославле. Многие меня не поймут. Казалось, столько нелогичных шагов. Но я занимаюсь любимым делом. Это дорогого стоит.

Егор МУХАНОВ
Studentsport.ru

27.04.2017 Просмотров: 13424
   
ГЕНЕРАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ПАРТНЕРЫ